NovayaGazeta.Ru
Всё о газетеПоиск по архивуНаши акцииНаши расследованияКолумнистыФорум «Открыто.Ру»Сотрудники редакцииТелефоны редакцииРеклама в газете

ЁЛКИ ИЗ-ПОД ПАЛКИ
6000 детей, приехавших на ежегодную Кремлевскую елку, не выпускали из гостиниц «Измайлово», и не пускали к ним даже близких
       
(Фото — EPA)
     
       
Вечерний звонок 26 декабря. Незнакомый юношеский голос в трубке: «Тетя Наташа! Здравствуйте, это Рустам». Несколько секунд лихорадочно пыталась вспомнить знакомого с этим именем. На том конце провода повторили: «Это я. Я в Москве».
       
       Справка «Новой»
       В этом году на ежегодную Кремлевскую елку приехали шесть тысяч детей со всей России. Их разместили в гостиничном комплексе «Измайловcкий». В программу главной елки страны входили новогоднее представление с Дедом Морозом и Снегурочкой в Колонном зале и подарок.
       26 декабря Владимир Путин посетил каток, залитый на Красной площади, где встретился с детьми, пришедшими на Кремлевскую елку. Поздравил их с Новым годом, пожелал здоровья и счастья. Президент раздал детям конфеты и со многими сфотографировался на память.
       
       
Три года назад в моем доме появился Рустам. Незнакомый 12-летний мальчик из Грозного. Он жил в нашей семье две зимы, постепенно превращаясь из ребенка войны в просто ребенка. Долгая история. Я тогда написала о ней в «Новой».
       Это звонил он.
       Первое, что я сказала: «Приезжай!». Он ответил: «Не могу. Нас отсюда не выпускают».
       Рустама, его 7-летнюю сестру Мадину и еще шесть тысяч российских детей, приехавших на елку в Кремль, не выпускали за территорию гостиничного комплекса «Измайловский». Так объяснил Рустам. Я не стала выяснять по телефону подробности этого идиотизма. Мы договорились, что я приеду вечером следующего дня.
       Весь гостиничный комплекс был обнесен барьерами. У пропускного пункта стоял наряд милиции. Я поздоровалась с главным. Сказала, что мне нужно пройти. «Зачем?» — спросил главный. «У меня там ребенок». Он молча продолжал смотреть. Я решила, что он не расслышал: — «У меня там ребенок, мне пройти нужно». «У вас есть пропуск?» — спросил представитель власти с плакатной наружностью русского былинного героя. Я достала паспорт. Он посмотрел куда-то поверх моей головы: «Я сказал — пропуск». Я молча протянула ему редакционное удостоверение. Повертев его в руках, протянул неопределенно: «А… «Новая»…» и опять расфокусировал взгляд.
       Я попросила показать мне бумагу, я знала, что есть такая бумага, в которой за подписью какого-нибудь милицейского начальника значилось распоряжение не пускать к детям их близких. Я хотела прочитать эту фамилию и номер приказа я бы запомнила этот номер. Он усмехнулся и перестал реагировать на меня.
       На часах было начало восьмого. Мы договорились с Рустамом встретиться в фойе гостиницы в семь. Я знала, что он стоит сейчас у дверей. Наконец я дозвонилась ему на мобильный и сквозь оглушительный шум музыки, которая перекрывала его голос, сказала: «Иди к выходу, туда, где милиция…».
       Ограда была низкой, и можно было бы поговорить и через нее. Я прождала полчаса, вглядываясь в каждую мальчишескую фигуру. Я боялась ошибиться и не узнать его. Три года назад его затылок доставал мне до солнечного сплетения, и я могла прижать его к себе на несколько секунд, а большего подрастающие чеченские мальчики себе позволить не могут…
       Но он вырос, и я могла не узнать…
       Когда стрелка часов докатилась до восьми и озноб, перемешавшийся с нервной дрожью, доконал окончательно, я поняла, что пора уходить. Его мобильный не отзывался.
       Уходя, я зачем-то спросила у сменившегося мента: «А здесь есть еще пропускной пункт?». «Налево, метров через двести», — ответил он.
       Я побежала, я не думала, что двести метров — это так долго… За гранитной оградой корпуса уже скрывалась чья-то фигура, я не узнала его, у меня не было времени его узнавать. Я заорала дико, со стрельнувшей в ту же секунду мыслью, что ветер унесет голос: «Рустам!!!». Мальчик вздрогнул спиной и, повернувшись, сначала пошел, а потом побежал навстречу. Он был без куртки, в футболке и свитере. Он улыбался мне с той стороны ограды. Наверное, это был не главный пост новогодней елки, потому что здешний мент на мою фразу: «Это мой мальчик, мне надо к нему пройти», на секунду задумался и кивнул головой.
       «Ты почему без куртки? Ты же простынешь». «Я тебя полчаса жду», — ответил он. Я попыталась растереть ему спину между лопаток, но он дернулся плечом, и я убрала руку.
       Потом мы сидели в фойе и пили кофе. Покрасневшие уши Рустама постепенно возвращались к жизни. Оглушительно играла музыка, и уставшие, с размазавшимся гримом клоуны водили с самыми маленькими хоровод. Мадина, сестра Рустама, танцевала под песню Димы Билана. Разговаривать было трудно. «Ты как? Как мама? Учишься нормально?». Он отвечал односложно, и тогда я стала рассказывать ему про нашу жизнь и про Мишку, моего сына, который стал тогда ему другом, и про Дашу — старшую дочь, которая на тот момент таковой не являлась, потому что заставляла мыть руки и не питаться всухомятку в мое отсутствие. Он тогда любил на кусок хлеба вылить кетчуп и мог есть это пять раз в день…
       «А что елка? Вы были на елке?» — уточнила я про главное. «Были. Нас отвезли туда на два часа, а потом погрузили в автобусы и привезли обратно. Никакого Путина не было. Еще обещали две экскурсии, но их тоже не было. Отменили. Почему? А нам не объясняли. Мы так здесь в гостинице и просидели три дня. В номерах холодно...».
       Он пошел меня провожать, так и не надев куртку. До КПП было минут пять ходьбы, и он вдруг стал взахлеб рассказывать о себе, о том, как играет в футбол и еще ходит в секцию бокса, но маме пока не говорит… Я успела выслушать, как в решающем матче он забил два гола: один — с пенальти, другой — с углового… Потом он споткнулся на фразе и спросил: «А вы Мишке по-прежнему по вечерам сказки рассказываете? Вы же их тогда сочиняли сами? Правда? Я садился на диване лицом к окну и слушал»…
       Мы дошли. Я сказала: «Ты так вырос… Ты стал такой красивый… Маму слушай, ладно?». Он кивнул. Потом я хотела его поцеловать, но 15-летних чеченских мальчиков целовать не принято. Он сделал полшага вперед и обнял меня…
       В метро я надела темные очки. Надо было спрятать лицо. Я ехала с елки.
       
       Наталья ЧЕРНОВА, обозреватель «Новой»
       
15.01.2007
       

Обсудить на форуме





Производство и доставка питьевой воды

Translate to...
№ 2
15 января 2007 г.

Власть и люди
Под подушкой безнаказанности

Данные статистики, которой оперировал Путин, плохо соответствовали реальности

6000 детей, приехавших на ежегодную Кремлевскую елку, держали взаперти

Суд да дело
Верховный суд решил: пенсионер, которому 13 месяцев не платили пенсии, не имеет права на компенсацию

Расследования
Генеральная прокуратура отказалась возбудить уголовное дело по факту гибели Юрия Щекочихина

У банков, к которым имел отношение Френкель, возникли проблемы благодаря Козлову

Генпрокуратура видит Алексея Френкеля в роли заказчика

Дело о клевете на вице-спикера прекращено

Михаил Прохоров и его управляемые модели…

Обстоятельства
Под Бузулукским бором обнаружены крупные залежи «черного золота»…

Подробности
Синоптики сбиты с толку сильнее, чем животные

Наши даты
У Светланы Сорокиной — юбилей

Армия
Полковник ФСБ застрелил своего солдата в нерабочее время — этот факт значительно смягчил приговор суда

Наемники из стран СНГ готовы воевать за российское гражданство с кем угодно

Кавказский узел
Нино Бурджанадзе: Когда русский говорит «Я — грузин», грузины плачут

Новейшая история
«СССР: продукт после распада». Часть X. Заповедный мотив: Стук топора сделал вековую печаль Беларуси еще пуще

Личное дело
«Новая газета» подготовила книгу Анны Политковской. Очерки и репортажи, воспоминания самых близких людей

Милосердие
Мама для Гоши

Люди
Готы — люди в черном

Власть и деньги
Депутата подозревают за компанию

Цена закона
Российский туристический рынок похож на Черкизовский базар

С 1 января вступили в силу поправки к федеральному закону о рекламе

Экономика
Россия пострадала от легкомыслия в отношениях с Белоруссией

ЕС теперь не может рассчитывать на российские нефтекраны и белорусские нефтетрубы

Точка зрения
Юлия Латынина: Власти играют в «черный ящик»

Четвертая власть
Стойка, кто идет?

Инострания
Джордж Буш не стал осторожничать и приказал ввести войска…

Мир и мы
Россия и Европа должны жить не только торговлей энергоносителями

Краiна Мрiй
Коса нашла на президента

Регионы
Ёлка для взрослых

Образование
Перемены в школах: одиннадцатилетка снова обязательная и бесплатна

Технологии
Космос отрывается от Земли…

Из Словении — к звездам

За рулем
Депутатские спецномера недействительны с 1 февраля

«Доставка» праворульных авто из Японии — пока еще прибыльный бизнес

Интернет
Юзеры не сидят в такой зоне…

Спорт
Канадский «тафгай» клуба «Витязь» — о России, драках и праздниках

Библиотека
Наталья Солженицына — о главной книге Александра Солженицына и о наших днях

Неевропейский ремонт

Театральный бинокль
Премьеры января

Театр без выхода

Сектор глаза
В Москве замечены толпы Филонова и лица Фалька

АРХИВ ЗА 2007 ГОД
03 02 01

RSS

«НОВАЯ ГАЗЕТА»
В ПИТЕРЕ, РЯЗАНИ,
И КРАСНОДАРЕ


МОМЕНТАЛЬНАЯ
ПОДПИСКА
НА «НОВУЮ ГАЗЕТУ»:

ДЛЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
И ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИЙ





   

2007 © АНО РИД «НОВАЯ ГАЗЕТА»
Перепечатка материалов возможна только с разрешения редакции
и с обязательной ссылкой на "Новою газету" и автора публикации.
При использовании материалов в интернете обязателен линк на NovayaGazeta.RuRambler's Top100

   


Rambler's Top100

Яндекс цитирования Rambler's Top100